Welcome to Beatles Online!


Телеинтервью с Beatles для Eamonn Andrews Show

Место действия: телестудия ABC, Теддингтон, Англия
Дата: 11 апреля 1965 г.

вопросы The Beatles задавали – Имон Эндрюс (Eamonn Andrews), Уолф Менковитц (Wolf Mankowitz) и Кетрин Уайтхорн (Katherine Whitehorn)

Я не могу начать сегодняшнее шоу и не поздравить Ринго. Ринго, мои поздравления.

Ринго: Спасибо.

(аудитория аплодирует)

Пол: (шутливо) Поздравляю.

И каково быть будущим папой?

Ринго: Не так уж плохо. Нормально. Я надеюсь на мальчика, или девочку.

(Beatles смеются)

Джон: А может на глаз.

Да, как получится, мальчик или девочка - Джордж, может быть, обратишься к Джону за каким-нибудь советом.

Джордж: Джордж?

Джон: У Джорджа нет детей.

Джордж: Так меня зовут, это я.

Джон: Наверное это мое второе имя.

Так ты можешь ему что-то посоветовать?

Джон: Нет.

Нет? Тем не менее... Я знаю, что вы снимаетесь в своем новом фильме, а это означает, что у вас, как никогда, мало свободного времени. И я был крайне рад тому, что сегодня вечером вы нашли для нас немного свободного времени.

Джон: (комичным голосом) Да, пожалуйста.

Пол: Мы рады быть здесь.

Вы снялись в своем втором фильме. Вашу первую картину сравнивали с фильмом the Marx Brothers. Помните?

Джон: О, да.

Пол: Да, да, конечно...

А вы сами смотрели «Братьев Маркс» (the Marx Brothers)?

Пол: Да. Совсем не похоже.

На вашу работу совсем не похоже. Согласен.

Пол: И мы на них не похожи.

Вопрос всей четверке – Что вас может рассмешить?

Пол: Гм... «Братья Маркс».

(смех)

Джон, что ты хочешь увидеть, отправляясь в кино?

Джон: Я хочу увидеть Ринго.

Кто бы сомневался.

Джон: Да, отлично.

Ринго, какие тебе нравятся комедии? Slapstick или «Бойкий на язык», или что-то другое?

Ринго: Луорел и Харди (Laurel and Hardy).

А тебе, Джордж?

Джордж: Гм, ну, это... Совсем недавно мы посмотрели несколько последних фильмов Питера Селлерса (Peter Sellers). И знаете, мне нравятся все эти картины.

Пол: Питер Кук (Peter Cook). Великолепно.

Ринго: Да, он крут.

Пол: Великолепен.

Джон: А мне нравятся другой парень – Лионел Хэмпти (Lionel Humpty), или как там его звали.

Пол: Нет, Лионел Стэндер (Lionel Stander).

Джон: Только парочка рекламных роликов, Имон.

Кто из вас, в вашем фильме – я знаю, что вы играете самих себя, музыкантов The Beatles – Кто из вас лучший актер?

Джон: Я.

(смех)

Ринго: Да.

Почему ты считаешь себя лучшим актером, Джон?

Джон: Так сказал Ринго.

Ринго: Я всегда говорю, что он лучший. Он мне за это платит.

Итак, в этих двух фильмах – в новом и в старом – вы играете самих себя, The Beatles. Есть какие-то задумки на будущее, в плане актерской карьеры? Другие роли, помимо ролей музыкантов The Beatles?

Джон: Нет. Вряд ли.

Пол: Мы не умеем играть, плохие мы актеры.

Джон: Многие эпизоды редактируются, поэтому создается ложное впечатление, что мы играем. Но мы не играем.

Джордж: Пол собирается сыграть Кэти (Cathy) в фильме...

Wuthering Heights?

Джордж: Да, верно, Пол в роли Кэти.

Пол: Да. Wuthering Heights. Это моя большая амбиция. Нет, но, гм... мы некудышные актеры, потому что, как сказал Джон, мы снимаемся в актерской команде, и это выставляет нас в выгодном свете. Потом актерства хватает, и создается впечатление, что мы умеем играть, но мы не умеем.

Джордж: Это заслуга хорошего режиссера.

Ринго: Надеюсь, что он сейчас нас смотрит.

Ну, по вашему мнению, режиссеры важны, но разве у тебя совсем нет желания овладеть актерским мастерством? Ринго?

Ринго: Я бы хотел стать актером.

И роли, какого плана ты бы играл?

Ринго: Любого плана.

Джон: Ты можешь играть кого угодно.

Ринго: Я хочу продолжать работать. Быть актером весело. Если не считать прочие ужасные мелочи, это круто.

Ребята, даже если вы не видите себя актерами, всем интересны ваши суждения и ваши мнения. Каким вы видится свое будущее? Я имею ввиду далекое будущее, когда вам будет 35-40 лет?

Джон: Мне это будущее видится через очки.

Темные очки.

Пол: Понимаете, мы никогда ничего не планировали, как не планируем ничего и сейчас.

То есть, ты хочешь сказать, что вы не думаете о будущем, Джон?

Джон: Ну, мы не думаем о...

Джордж: Мы играем на слух. Так говорит нам наш пресс агент.

Ринго: Что он говорит?

Джордж: Что мы играем на слух.

Джон: (шутливо) Правда?

Джордж: Да. У меня большие уши для того, чтобы прислушаться.

Но конечно, по крайней мере, двое из вас – теперь Ринго, и ты, Джон, женатые мужчины, и вас должно беспокоить ваше будущее.

Джон: Ах, да. На нас лежит несколько большая ответственность, по сравнению с остальными. Знаете, мы приглядываем за Полом и Джорджем. (Шутливо) Ooo, я при деле!

А как насчет тебя, Ринго – Ты никогда не думаешь, «Чем я буду заниматься через 10-15 лет?».

Ринго: Нет. Потому что я итак это знаю.

Джон: Мудрец.

Ринго: Через 10-ть лет я знаю только одно, я буду старым.

Джордж: И иссохшим.

Ринго: И буду сниматься в Withered Heights («Усохшие Высоты»).

Пол: Мне нравится.

Ринго: Забавно, я повторил чужую остроту.

Тем не менее, ваш успех очевиден... и гарантирован. Что скажете? Должно быть, вы озадачили всех этих психологов, журналистов и социологов, что пытаются разгодать секрет вашего успеха.

Пол: Да все это чушь собачья. Я так думаю.

Джордж: Мы всем обязаны нашему менеджеру.

Пол: Сомневаюсь, что все эти люди понимают суть предмета, потому что они лишь пытаются анализировать, понимаете, а все куда проще. Они стараются докопаться до сути, но никакого объяснения нет, правда. Не так ли?

Да, конечно, все гораздо проще. А вы сами никогда не задумывались – не беря в расчет ваши музыкальные способности - 'Что сделало нас такими...' потому что вы, как вы сами знаете, являетесь феноменом. В чем причина?

Джон: Мы ничего не знаем. Нам постоянно задавали этот вопрос, но мы понятия не имеем. Не думаю, что у кого-то из нас есть ответ.

Пол: Почему мы такие, Имон?

Ахх! Хороший вопрос. Но у меня есть чужая цитата, один известный нью-йорский психолог сказал, 'The Beatles символически убивают старшее поколение. Они демонстрируют им их собственное пренебрежение и не понимание'. Что вы на это скажете?

Джон: Не знаю, что это значит. Спросите его сами! Да это бредятина полная. Маразмия высшего порядка от нью-йоркского психолога.

Я не знаю, что это значит, что вы символически убиваете старшее поколение. Как вы это оцениваете...?

Пол: Это не правда. Есть мнение, что мы типо крошим всех в капусту и все такое, но мы этого не делаем. Хорошо, Папочка.

Джон: (обращается к Полу) Здесь присутствует твой папочка?

Пол: Нет, он сидит дома. Хорошо, пап.

Хорошо, пап. Он не собирается уничтожать старшее поколение. Ты это хочешь сказать?

Пол: Нет, конечно, не собираюсь.

Но у тебя должен быть какой-то ответ, объясняющий ваш успех, если не говорить о музыке. Ты видел хоть одну вашу цитату, 'Вот оно. Вот должно быть, почему нам это удалось'?

Джон: (шутливо) Как я смотрю на это... (долгая пауза) Так или иначе, я понимаю наш успех.

Джордж, ты не считаешь, что все эти люди ищут не существующие причины?

Джордж: Гм, никто не хочет думать, что здесь нет никакого разумного объяснения. Но, вы знаете, я уверен в том, что они не правы, потому что мы сделали это точно также как и все остальные. Но мы просто смеялись и улыбались, улыбались и смеялись. Не так ли?

Джон: Причем давно смеемся и улыбаемся.

Джордж: ...понимаете, и это все сыграно на слух.

Джон: (обращается к Джорджу) Ты уже это говорил.

Джордж: И повторяю снова!

Пол: Он пытается отработать заученную фразу!

На каком же этапе такой успех начал вас удивлять? Вы были им поражены в одночасье или все развивалось постепенно? И до вас это доходит постепенно?

Ринго: Я удивился тогда, когда нам заплатили.

Джон: Ринго заговорил.

Ринго: Да, это я.

Также к нашей беседе присоединилась обозреватель журнала 'Observer' – поприветствуйте ее – Катерина Вайтхорн. А еще писатель Вольф Манковитц.

Джон: Он уже был здесь?

Да, был, но я надеюсь, что он будет снова.

Вольф: Он не был бы, если он продолжает, как продолжает сегодня вечером.

Пол: (шутливо) Скажи ему, Вольф!

Вольф: Сегодня вечером, он чуть не досмеялся до колик.

Пол: Достань его, Вольф!

Джон: Взять его, Вольф! Ударь его!

Вольф: Покажи нам, свою фотографию, Джон. Покажи нам свои фотки.

Джон: (шутливо) Только в том случае, если ты покажешь мне свои.

Вольф: После этого телешоу.

Джон: О, дорогуша. Нет, здесь.

Катерина, в рубрике, которую ты ведешь, сегодня утром ты рассказывала о положении, в котором в скором времени окажется Ринго – что тут сказать – проблеме высказать честное мнение о новорожденном. Понимаете, когда кто-то говорит, 'Вот новый малыш', что скажешь! Есть какие-то идеи, на сей счет? Не обязательно в отношении Ринго, а по поводу его коллег, их суждений?

Катерина: Я сказала только одно, если вы не знаете что сказать о ребенке – насколько он не красив, можно польстить родителям сказав, 'Он похож на вас'.

Ринго: Для меня все младенцы на одно лицо.

Джордж: Легче определиться со взрослыми детьми.

Как определится, Джордж?

Джордж: Взрослые дети. Взрослый ребенок. Дети.

Пол: Я этого не понимаю. Пожалуйста, объясните мне.

Джон: Должно быть это сложная тема.

Вольф: Это глубокое замечание.

Джордж: Да вовсе не глубокое.

Вольф, ты тоже, как и Катерина, сегодня влился в ряды «воскресных обозревателей». Помимо твоей сегодняшней фразы о хихиканье Джона, я процититрую тебя, твои слова, 'хотя the Beatles создают культ случайности, я вовсе не считаю the Beatles скромными людьми'. Не мог бы ты повторить все это им лично?

Вольф: Я не считаю the Beatles скромными людьми.

Джон: Он прав.

Ринго: Мы не скромные.

Джон: Он раскусил нас, не так ли?

Катерина: Да, а зачем им быть скромными?

Вольф: я считаю эту четверку высоко... то есть я хочу сказать, почти вся их реклама указывает на их скромность – как результат их случайного успеха – отсюда мы имеем презрение, с которым они, по сути, относятся к своей аудитории.

Ты считаешь, что они относятся к своей аудитории с презрением?

Вольф: О, да. Они настолько уверены в реакции публики, что они...

Джон: Ты шутишь! Здесь ты не прав! Мы могли бы быть скромными, но, к примеру, сегодня, мы отыграли концерт – наше первое живое выступление за несколько месяцев, и мы были поражены!

Вольф: Это еще почему?

Джон: Потому что, на самом деле, мы снимаемся в фильме. (Шутливо рекламирует) ... и это картина кинокомпании United Artists... и сегодня мы были поражены, как и всегда. Так что мы не такие бесстыжие.

Вольф: Но я хочу сказать, что, на самом деле, концерты не мешают продавать вам пластинки. На последний альбом было получено 350000 предварительных заказов.

Джон: Нет, но это не такой мгновенный успех, как многие считают.

Пол: Потому что эти...

Джон: Все дело в количестве заказов на продажу... Прости, что прервал тебя, Пол.

Пол: Все нормально, Джон.

Джон: Большое количество заказов распространителей. Но такие цифры заказов не говорят о покупательской способности. Сначала они эти пластинки заказали, а потом уже люди идут и покупают их у распространителей.

Вольф: Три пластинки назад, предварительные заказы составили миллион копий.

Пол: Я знаю, но это...

Джордж: Мне очень жаль, Вольф!

Вольф: Да ладно, меня это не колышет!

Пол: Все дело в дилерах, а не...

Джон: Да, до сих пор все дело в дилерах, а не в конкретных покупателях пластинок.

Вольф: Я просто говорю о том, что это не показатель скромного отношения к аудитории, когда артисты выступают на телевиденье перед несколькими десятками миллионов потенциальных покупателей пластинок. Я не критикую вас, просто реально смотрю на вещи.

В некотором смысле, ты сменил тему, Вольф.

Катерина: Смотри, Вольф. Ты нас не понимаешь? Они делают это за деньги, как и все остальные, также как ты и я.

Пол: Правильно, Миссис. Верно.

Но вы говорили о том, что они умышленно сочетают скромность и самонадеянность перед лицом аудитории. Я в это не верю. Как сказал Джон, даже the Beatles, опытные музыканты, могут выйти на публику и быть уверенными, что они выступают перед хорошей аудиторией.

Пол: Каждый раз, когда мы...

Джон: И лучше мы... O. Прошу прощения, Пол!

Пол: Все нормально, Джон. Когда мы выпускаем очередную пластинку, мы реально боимся, что она может провалиться. Честно.

Вольф: Как ты думаешь, почему?

Джон: Из-за ожиданий публики.

Вольф: Учитывая масштабы вашего сегодняшнего успеха, почему вы так нервничаете?

Джон: Ну, мы находимся в сложном положении, по сравнению с другими, ведь нам надо продолжать начатое. Если бы мы не делали свое дело на достойном уровне, нас бы раскритиковали. Даже в том случае, когда вы делаете свое дело лучше всех, но не делаете его также хорошо как раньше, у вас проблемы.

Вольф: но сейчас вы серьезно вторглись в кинобизнес. Ваш последний фильм собрал огромную кассу.

Пол: Да. Но это не означает, что наша очередная картина станет самым громким провалом. Хотя может! Успех фильма предугадать не возможно, или «хорошее качество» пластинок.

Вольф: Да, в таких вещах есть определенная алгебра. Например, известно, что, не смотря на то, что успех фильмов бондианы в конечном итоге сойдет на нет, эти картины создадут аккумулятивный бизнес на основе прошлого успеха. Поэтому, очередной фильм Beatles по идее должен быть не менее успешным, чем прошлых их фильм.

Пол: Да, но что... Вы еще об этом не говорили. Вы говорили о том, что предварительные заказы не являются показателем качества пластинок. Но, по сути являются. Это реальный показатель. Если распространяется информация, что очередной фильм лажа, вне зависимости от предварительных заказов, жди провала, понимаете. И третий провальный фильм нас реально прикончит.

Джон: Если даже третья картина будет просто замечательной, если вторая провалится...

Пол: Можно лажать, понимаете, то есть, возможно, по вашему мнению, мы лажаем сейчас.

Я думаю, что сейчас the Beatles находятся в таком положении – и здесь я использую метафору – в положении никогда не проигрывавшего боксера. И каждый раз, выходить на ринг и биться для него все сложнее, потому что он ни разу не проигрывал.

Вольф: Поэтому вы обязаны вести себя по настоящему скромно в отношении своей публики. Вот о чем мы спорим.

Пол: Да. Скромность это...

Вольф: Вы напуганы аудиторией.

Пол: Да, типо того, здесь мы не самоуверенны, правда. Нельзя быть самонадеянным и каждый раз, выходя на публику продолжать, беспокоится, что они тебя не примут.

Джон: Не согласен. Можно быть самоуверенным и при этом продолжать беспокоится. Я встремал многих самоуверенных типов, которые волновались перед выходом на сцену. Я не вижу здесь взаимосвязи. Можно быть самоуверенным и изводить себя беспокойством.

Вы не можете быть полностью самоуверенными и вместе с тем обеспокоенными. Если вы на все 100 уверены в себе, никакого беспокойства нет.

Катерина: О, я не знаю. А как же Альфред Лундт (Alfred Lundt)? Когда они...

Джон: А кто это?

Ринго: Что с ним?

Джон: Что там с ним такое, а?

Катерина: Возможно, вы слышали об этом актере. Кажется, он жил полтора столетия назад. Была одна история о нем и его жене Лиин Фонтейн (Lyn Fontaine), и он спрашивал ее, насколько хорошо он выступил. А она отвечала, «Да все было нормально, ты был великолепен». «Я сыграл хуже некуда». «Ты выглядел немного усталым, но сыграл потрясающе». «Я был страшным, ужасным, не знаю, как я все это выдержал». И когда она перестала обманывать саму себя, он сказал, 'Я был немного усталым, не так ли?». Поэтому его нельзя было назвать самоуверенным.

Пол: Да.

Ну, хорошо, Вольф, минуту назад ты сказал об алгебре прибылей, которую ты...

Пол: Верно.

... Тут же выбрал.

Джон: Он упомянул об этом.

Пол: (шутливо) Тут же, Имон. Ты и я, а? Образование.

Сейчас, прежде чем продолжить наш разговор, я бы хотел зачитать цитату из книги Брайяна Эпстайна...

Джон: А почему бы тебе не процитировать из моей книги? Она дешевле.

...'Cellarful Of Noise', («Шумный Погреб») и он описывает вас как 'четверо молодых, 20-ти летних людей, которые не доучились в школе, не умеют ни читать, ни писать ноты, которым на всех наплевать, которые не расслабляются, и которых охраняет клика не менее из 12-ти человек'.

Джон: Сейчас уже 24 человека. Мы познакомились еще с несколькими людьми.

Правда? Получается, что по большому счету, все это правда? Последняя часть цитаты?

Пол: Да, много народу? У каждого есть свой круг друзей, понимаете. Это не правда, что нам на всех наплевать. Особенно нам НЕ НАПЛЕВАТЬ на наш круг друзей. Но я думаю, что это относится ко всем, правда. Не так ли?

Да, что...

Пол: Или же я ошибся, Имон?

Нет, это я ошибся... (смеется) Ну, я зачитал это с удовольствием. Уже 24 человека, как утверждает Джон. И кто эти 24-ре? На каких людей вы тратите свое время, ведь вам итак по жизни не хватает времени. Что за люди ваши друзья? Кто эта клика?

Пол: Вы знаете...

Джон: Мне трудно представить кого-то кто нас любит, правда.

Джордж: Такие люди как мы, в том же самом музыкальном бизнесе.

Пол: на самом деле, люди с общими интересами. Потому что мы не можем говорить о других вещах. Понимаете, мы очень часто говорим о работе, как the Stones. Мы постоянно обсуждаем с ними пластинки.

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый, 11.01.09


Назад