Welcome to Beatles Online!


Пресс-конференция с «Битлз» в Чикаго, 1966 г.

Место Действия: город Чикаго, штат Иллинойс, США.
Дата: 12 августа 1966 г.

Мистер Леннон, мы слышим множество версий вашего комментария в отношении Битлз и Иисуса. Не могли бы вы рассказать нам, что же вы на самом деле имели ввиду, делая подобное заявление?

Джон: Ух. Я попробую объяснить. Я пожалел о позиции, которая... Так или иначе, я не говорил то, что по их утверждению я якобы говорил. Вот в чем все дело. И гм, я просто разговаривал с репортером – к тому же она мой друг и друг всех нас – дома, в Англии. Она проводила всесторонние изыскания. И также, я действительно не думал, что агент по связям с общественностью будет интерпретировать мои слова. Это длилось пару часов, и я просто сказал, что – лишь затем, чтобы закрыть тему, понимаете. И это на самом деле означало, что... так сказать, я имел ввиду совсем другое. Это потрясающе. Мне сложно об этом говорить. Все вышло из под контроля, понимаете. Но я просто хотел сказать, что – я не говорил, что Битлз лучше, чем Иисус, Господь Бог или Христианство. Я сказал Битлз, потому что мне так легче говорить, потому что я могу говорить о Битлз как об отдельной вещи и использовать нашу группу как пример, особенно в разговоре с близким другом. Но я мог бы сказать Телевиденье, или кинематограф, упомянуть любую другую популярную вещь... или сказать, что легковые автомобили круче Иисуса. Но я сказал Битлз потому что, понимаете, так легче для меня. Просто я никогда не думал об ответной реакции. Я действительно никогда не думал об этом... я даже не думал, даже не смотря на то, что я знал о том, что она берет у меня интервью, понимаете, это могло означать что угодно.

И что вы скажете в ответ на такой резонанс?

Ну, когда я впервые услышал об этом, я подумал 'Это не правда'. Просто это такой же нонсенс как 'Плохие Яйца в Аделаиде' и т. д. И потом когда я понял, что это было серьезно, я сильно обеспокоился, понимаете, потому что я понимал, что будет дальше. И чем больше мои слова раздувала пресса, чем больше я представлялся другим людям каким-то подонком, этаким циником, вот так. А они продолжают обсуждать мое заявление, и все выходит из-под контроля, и я не смог бы это контролировать, понимаете. Я не могу отвечать за это, когда все принимает такие раздутые формы, потому что это уже не имеет ко мне никакого отношения.

Диск жокей из Бирмингема, штат Алабама, тот самый который поднял всю эту «бучу», требует от тебя извинений.

Он их получит, понимаете. Я прошу у него прощения, если он так расстроен и для него это очень важно, так сказать, мне жаль. Прошу прощения за то, что я сказал это и заварил всю эту кашу. Но у меня и в мыслях не было сказать какую-то гадость или сделать антирелигиозное заявление, ничего такого. Понимаете, и я больше ничего не могу сказать по этому поводу. Мне, в самом деле, больше нечего сказать, понимаете – слова исчерпаны. Но что касается извинений – если он желает их услышать, так сказать, он их получит. Я извиняюсь перед ним.

Почему же американские журналисты не дали объяснения твоим словам?

Я не знаю. Думаю потому что, если бы такое заявление прозвучало бы в Англии, так или иначе, его бы расценили, как пустую болтовню, но они могли бы... Кто-то написал бы об этом в газетах, а другие написали бы в ответ, 'Ну и что, что он сказал это. Кто он такой, так ли иначе', или они сказали бы, 'Ну что ж, у него может быть свое собственное мнение'. И на этом все закончилось бы. Мои слова имели очень не значительный резонанс. Но вот когда это... понимаете, когда мои слова дошли до Америки, и потом их напечатали в журнале для подростков, отдельные цитаты или что-то еще, просто мои слова утрачивают всякий смысл или тут же извращается контекст, и так далее. И это происходит на большом расстоянии, и все начинают интерпретировать мое заявление по-своему. Понимаете, вот как... чтобы ты не сказал.

Джон, хорошо ли ты знаешь американскую прессу, большинство министров полностью согласилось с тобой, и основное содержание и упрощение твоих слов прозвучало от тех, кого мы называем 'Библейским Поясом', достаточно скандально для христианской позиции?

Пол: Да. Похоже, они считают, что своим заявлением Джон нападает на них. Но он вовсе не нападает, понимаете. Просто это откровенный комментарий, который может быть правильным или ошибочным, но он должен честно ответить, понимаете. И если они считают, что он не имеет права так говорить, тогда они не верят в свободу слова, так сказать. А я то думал, что здесь (в Америке) все верят в эту свободу.

Многие мыслящие американцы правильно поняли его слова.

Пол и Джордж: То-то.

Пол: Вот так. Да, понимаете, и это...

Джордж: Но, тем не менее, пресса всегда больше пишет о негативных вещах, чем о позитивных. Вот почему все это превратилось в подобную шумиху.

Всегда найдутся такие «превосходные» американцы готовые по любому вопросу выразить свое мнение. (Смеется)

Джон: Да, вы знаете...

Пол: Ну, тогда я желаю им удачи. Вот все что я могу сказать.

А вы сами то верите...?

Джон: Я думаю, что... Мои взгляды формируются только на основе прочитанного или моих наблюдений за христианством и т. д., анализ того, что было, или могло бы быть – просто мне кажется, что эти знания ускользают от меня. Я не осуждаю это, не говорю, что это плохо. Я лишь говорю, что я теряю смысл, теряю контакт.

Пол: И мы все сожалеем об этом факте, понимаете. Вот в чем все дело.

Джон: Но, похоже, здесь уже ничего не изменишь, так что нам больше нечего сказать на эту тему.

Пол: И если ты говоришь что-то такое, что по твоему мнению может принести какую-то неопределенную пользу, так сказать... потому что если это не имеет никакого эффекта, тогда такой промах должен идти на пользу, а не быть разрушительным, так сказать.

Джон: Ведь просто глупо говорить, «Да, все замечательно, и, конечно же, мы все христиане и мы говорим одно, а делаем другое». Понимаете, просто я сказал то, что пришло мне в голову.

Пол: И вы знаете, наверное, они скажут, что наше заявление теперь было за христианство. (Смеется)

Мистер Леннон, а вы все христиане?

Джон: Ну, нас воспитали... Я не могу сказать, что я буду убежденным христианином.

Ринго: Да.

Джон: Хотя, я считаю, что Христос был таким, каким он был, и если кто-то замечательно отзывается о нем, я в это верю. Но я не убежденный христианин, каким я был воспитан. Но в моей голове нет антихристианских мыслей! (смеется)

А огромный резонанс и реакция на ваши заявления по всей Европе и в других странах мира был таким же, как здесь, в Америке?

Джордж: Нет.

Джон: Не думаю, что Европа узнала об этом. Но вот теперь они узнают. (Смеется) Отклик был только в Англии. И мои слова прошли незамеченными, так как никто не был оскорблен и все поняли меня. А вот в вашей стране просто, ну вы понимаете... мои слова. Все вышло боком.

Сегодня утром через пресс агентство UPI передали о том, что авиакомпании Pan American пришлось обеспечить вас всех библиями.

Пол: Однако мы так и не увидели этих самых библий.

Джон: Мы их в глаза не видели.

Мистер МакКартни, не могли бы вы расшифровать нам смысл в лирике вашей последней песни, что-то там про отца МакКензи, который сочиняет проповеди, которые никто не слушает.

Пол: (вздыхает) Понимаете, это тоже самое. На самом деле, это одно и то же, так сказать – это песня о тех, кто пишет для религиозных людях... понимаете. Я хочу сказать, что это была песня об одиноких людях.

Джордж: И это такое обобщение, не так ли.

Пол: Просто это была песня об одиноком человеке, который становится священником, человеке который по ночам штопает себе носки, понимаете, и он одинок. Вот о чем эта песня.

Джон: И Элеонора была достаточно одинокой, Пол. Ты рассказал мне о Элеоноре.

Пол: и Элеонора была одинокой. Гм. (смеется) Вот какой смысл, понимаете.

А что ты скажешь о другом своем заявлении, в той же самой серии интервью, ты сказал, что Америка убогая страна в которой любого человека с черным цветом кожи обзывают ниггером.

Ну, видите ли, это – если ты против чего-то выступаешь, скажем, говоришь о том, как в этой стране обращались с гражданскими правами, тогда обязательно появятся какие-нибудь экстремисты, которые извратят наши слова и решат, что мы говорим о том, что цветные люди такие же, как и белые, понимаете. Но я твердо верю в это. И если кто-то хочет, чтобы я ответил перед шоу бизнесом 'Мы просто хорошие друзья', я отвечу, но лично я убежден, что лучше быть честным в этом вопросе.

Так что же, такое положение складывается и в Англии?

О, да. Это всеобщая ситуация, понимаете, но в наше время, люди...

Джордж: ...отреагировали.

Пол: Я хочу сказать, что в этой стране все знают об этом. Просто необходимо говорить об этом время от времени, вот и все.

Я вот что думаю, Джон, если бы Иисус жил в наше время, в физической форме, не в метафизической, он бы сказал, что 'Eleanor Rigby' очень религиозная песня. Песня о человеческой жизни и человеческих нуждах.

Да.

Вот интересно, что вы думаете об этом.

Джон: Ну, ты знаешь, мне не нравится предположение о том, что Иисус жил бы в наше время и все это притворство – догадки, чем бы он занимался. Но я хочу сказать, что если бы он был Иисусом и понимал бы, что он настоящий Иисус, у него были бы такие же взгляды, как и прежде, конечно, песня 'Eleanor Rigby' имела бы для него большое значение. Но если бы это пришло бы ему в голову, наверное, он бы подумал.

Пол: Эта песня была написана из-за того, что на этом свете живут одинокие люди, и конечно, это была всего лишь песня о ...

Джордж: И нам придется записать еще одну тему для того, чтобы заполнить пластинку. (Смеется)

Пол: (смеется) Так или иначе, ты прав. (Смеется)

Вы думаете, что американцам не достает чувства юмора?

БИТЛЗ: Нет.

Пол: Понимаете, какое дело, когда мы говорим обобщенно «американцы», но как вы сами сказали, американцы не могут быть одним и тем же человеком. Они не могут мыслить одинаково, понимаете. Некоторым американцам не достает чувства юмора, также как и некоторым британцам. Всем чего-то не хватает. Просто в Штатах живет больше народу, наверное, людей низшего сословия здесь больше, понимаете.

Недавно, я прочел будто бы вы ...

Джон: (говорит шутливым тоном) Мы этого никогда не говорили! (смеется)

...были обеспокоены тем, что Битлз ждет…. – что определенные люди хотят покончить с Битлз.

О, я не знаю. Ну, так утверждать... понимаете, если честно, то я первый раз об этом слышу.

Джордж: Да, кто-то все это высасывает из пальца.

Джон: Да никто, так сказать, не... стремится опустить нас. Я согласен, что если бы мы катились по наклонной, многие были бы этому только рады.

Как вы думаете, а кто же во всем этом заинтересован...

Не знаю, потому что до подходящего для них момента эти люди никогда не заявят о себе.

А ты считаешь, что вы «скатываетесь»?

Мы так не считаем. Наша музыка стала еще лучше, возможно, что наши пластинки стали хуже продаваться, но на наш взгляд мы далеки от упадка, поверь.

Как вы думаете, сколько лет будет продолжаться ваша карьера? У вас есть какие-то мысли на сей счет?

Джордж: Это не имеет значения, понимаете.

Пол: Мы лишь идем вперед и ...

Джордж: Дело в том, что если наша карьера скатывается под уклон, это не важно. Понимаете, я хочу сказать, ну и что из этого – мы скатываемся, мы больше не популярны, в таком случае, мы будем не популярными, не так ли. Понимаете, может быть, мы не изменимся.

Джон: и мы не можем придумывать разные ухищрения для продолжения нашей карьеры, как некоторые могут себе представить.

Как вы думаете, нынешний скандал вредит вашей карьере?

Уж точно не помогает. Не могу сказать, вредит это нам или нет. Невозможно сказать, вредит ли одно или другое твоей карьере – на это нужно время – несколько месяцев, действительно.

Также писали о том, что вы без особого оптимизма относитесь к американскому турне, и что вас интересовала лишь калифорнийская часть этих гастролей.

Джордж: Думаю, это я сказал.

Джон: Да, наверное, кто-то спросил, 'В каком американском штате вам нравится играть больше всего', и скорей всего мы ответили, 'Больше всего нам нравится играть в Лос-Анджелесе, потому что у нас там очень много знакомых'. И наш ответ могут перефразировать, типа 'Мы хотим играть только в Лос-Анджелесе'. Так уж получается, что у нас там есть несколько знакомых, и обычно, там у нас бывает парочка выходных, так что мы обычно называем Лос-Анджелес.

Джордж: Как правило, тамошняя кормежка отличается от стандартной еды в отеле. (Говорит шутливым тоном) Я не хочу ничего дурного сказать о питании в отеле! (смеется) Но, вы знаете, мы не селимся в отелях, а арендуем дом.

А вы еще будете играть в каких-то других южных городах в рамках вашего текущего турне?

Пол: Да.

Джон: Мы собираемся выступить в Мемфисе. Да.

А вы не боитесь ехать на Юг Штатов, где ваше заявление имело наибольший резонанс?

Ну, я надеюсь, что если мы поговорим с прессой и остальными людьми, вы можете сами вынести свой вердикт, думаю, вам будет лучше посмотреть на нас.

Пол: Все дело в том, что если сейчас вы нам верите – верите нашим словам – и мы можем прояснить все возникшие вопросы, тогда, гм….

Джон: все можно исправить.

Пол: Потому что, я хочу сказать, мы только пытаемся решить эту проблему, так сказать.

Джон: Потому что мы не смогли бы просто скрываться в Англии и говорить, 'Мы не поедем, не поедем!' Понимаете, мне стало все понятно, когда я услышал об этом. Я мог бы притворится, что не говорил всего этого. Я мог бы не вспомнить ту статью. Я бы запаниковал, и твердил, 'Я отказываюсь ехать'. Но если можно во всем разобраться, то это того стоит, и хорошо. Не так ли, Ринго? (смеется)

А вы никогда не устаете от всех этих компаний?

Мы видимся, друг с другом только на гастролях – один за всех, и все вчетвером, понимаете.

А что вы можете сказать о вашей огромной популярности?

(шутливо обращается к Полу) Ты ответишь на этот вопрос, а?

Ринго: Я думал, что на этот вопрос ответит Тони Барроу.

Пол: На самом деле, если вам нужен честный ответ, никто из нас вам не ответит.

Это ваш третий визит в Чикаго. А была ли у вас возможность посмотреть Чикаго?

Пол: Нет, мы... Ваш город мило смотрится из окна! (смеется)

Джордж: На самом деле, думаю, что мы впервые остановились здесь.

Надеетесь ли вы увидеть некоторые достопримечательности, которые промелькнули мимо вас?

На самом деле, нам предоставлена полная свобода передвижений. Мы можем поехать куда угодно... (говорит шутливым тоном) 'когда лопаются пузыри'.

Пол: (смеется)

Джон, с начала вашей карьеры ваша музыка претерпела большие изменения. Так получается, потому что вы растете как профессионалы, или же вы просто пытаетесь показать публике, что...

Джон: Никаких попыток или роста профессионального уровня. Просто, это такое, развитие.

Джордж: В каком то смысле, это попытка угодить самим себе. Но вы знаете, почему мы пытаемся, все сделать лучше – потому что мы никогда не бываем удовлетворены.

Джон: Вот и все дела, понятно. Мы не сидим и не думаем, 'На следующей неделе, у нас по плану это и это, и мы запишем вот это'. Все происходит спонтанно.

Да. Все просто для Ринго.

Ринго: (шутливо) О, нет!

Две недели тому назад, у нас здесь, в Чикаго, состоялось шоу «Подростков Всего Мира».

(глумится) И ты победил.

И на этом шоу была установлена барабанная установка, на полу, за ограждением, и было сказано 'Это барабаны, на которых будет играть Ринго Старр, когда он приедет в Чикаго'. А вот сегодня в аэропорту, я увидел, как какие-то девчонки кричали, когда они увидели чехлы с инструментами, по всей видимости, это были твои барабаны, эти инструменты грузили в грузовик. Так какие же твои барабаны? Где они?

Ну, надеюсь, что оба комплекта мои. Я не знаю. Малькольм (Мал Эванс) расскажет тебе об этом – Он просто устанавливает их передо мной. А я играю. (Смеется) Именно он... у нас что, две установки? Разве нет? ...ох, не рассказывайте им об этом.

Еще один вопрос относительно вашего брачного статуса. В этом вопросе ничего пока не изменилось?

Пол: Нет, как и обычно, трое в обломе, а один на высоте. (Смеется)

Большое спасибо. (Репортеры аплодируют)

БИТЛЗ: Вам спасибо!

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый 5.07.05


Назад