Welcome to Beatles Online!


Beatles рассказывают о встрече с Элвисом Пресли

Место: Сан-Диего, США
Дата: 28 августа 1965 г.
(на следующий день после встречи с Элвисом Пресли)

Ты был давним поклонником Элвиса?

Пол: Да, конечно. Когда мне было 16-ть, я любил слушать его пластинки. В то время, мы часто играли многие его песни. И пока не начали сочинять свой оригинальный материал, мы в обязательном порядке играли несколько песен Элвиса. Мне до сих пор нравятся его записи, особенно самые первые. Я считаю его ранние записи – лучшими.

И каким же Элвис тебе показался? У тебя давно сформировался свой образ этого парня... и вот, внезапно, ты знакомишься с ним. Он оказался таким же, как ты себе его представлял?

Пол: Да, он оказался точно таким же, каким я его себе видел. Когда мы прибыли на место, я как-то немного растерялся. То есть я решил, что он отвечает моему представлению, но я не знал, какая атмосфера будет царить в его доме. Но было классно, потому что там было много знакомых лиц. Его старые приятели, понимаете, и мы пришли со своими друзьями. И такая атмосфера нас как-то расположила к себе.

Теперь вы знаете, как живет Элвис – он очень обособленный – возможно самый закрытый музыкант в истории шоу бизнеса. Он постоянно сидит в своем особняке в компании своих друзей... и очень редко выходит на люди... никогда не дает телеинтервью, не ходит на концерты. Ты бы лично смог выдержать долго такой образ жизни?

Пол: Нет, не смог бы. Но если к подобной жизни привыкаешь, тогда все нормально. Видите ли, я люблю трудиться, быть при деле, иначе я заскучаю.

Надо думать. Для меня понятие «музыкант» синоним публичной фигуры, и вы определенно не живете на киноэкране.

Пол: Да, но я не думаю, что это относится к Элвису. Возможно, что сам он об этом немного сожалеет, понимаешь... как и мы. Я знаю, что он не закончил сессию – сессию записи. А вчера ночью, мы постарались убедить его завершить работу. Организовать новую сессию, понимаете, попробовать записать несколько старых песен, которые он когда-то пел. Много старых песен в стиле кантри, или что-то из старого классического рок-н-ролла.

Он не забывает выступать перед публикой, перед теми, кому было лет 16-ть, когда он стал знаменитым, и теми, кому теперь 25-ть.

Пол: Это правда. Но все дело в том, что до сих пор найдется много тех, для кого записи Элвиса не потеряли своей ценности. Как для меня, к примеру. Для меня фирменный Элвис – это старый Элвис. То есть его новые песни нравятся мне гораздо меньше. И знаете, мы сказали ему об этом прошлой ночью, и я думаю, что так или иначе, он любит играть свои старые песни. Поэтому он сказал, что вероятно организует сессию, и я надеюсь, что он так и поступит, понимаете. Если он так сделает, то я куплю его новый альбом.

Да. Было бы интересно посмотреть, как на Beatles влияет музыка Элвиса. А как ты относишься к записи совместного альбома - Elvis/Beatle или Beatle/Elvis?

Пол: О, да, это было бы нечто. То есть я не против, но вряд ли подобное случиться. Я хочу сказать. Что он на это не пойдет. А вот мы бы были не против.

Прежде всего, как твое горло, Джон?

Джон: Кажется, ко мне возвращается голос.

Тогда, споешь ли ты сегодня вечером 'Twist And Shout'?

Джон: О, да. Я позабыл об этом.

То есть вы собираетесь вернуть эту песню в программу?

Джон: Ну, да, так или иначе, мы играем только половину программы – просто в качестве вступления, понимаешь. На самом деле, никто этого не замечает.

А что там стряслось на прошлой неделе в Лос-Анджелесе? Я знаю, что вы хорошо отдохнули. В чем там было дело?

Джон: Мы встали около 12-ти или часу дня... поплавали, позавтракали. И нас захотели увидеть какие-то странные люди.

Вы познакомились с музыкантами The Byrds. А еще с кем?

Джон: Ребята из The Byrds практически были там постоянно, когда они отдыхали. Прошлой ночью мы встретились с Элвисом, и это было здорово.

Да, ну давай, расскажи тогда. Эту встречу хотели организовать уже давно, верно?

Джон: Да, но для того чтобы встретится с ним, мы всегда находились не в том месте, и не в то время. Просто мы куда-то исчезали или что-то типо этого, велось много переговоров о месте нашей встрече, о количестве посвященных и все такое прочее... переговоры менеджеров, между Полковником Томом и Брайяном. Но хорошо, что мы встретились. Он классный парень.

И какой же он? Здесь, в Штатах, об обособленности Элвиса слагают легенды. Элвис никогда не «светился на публике», исключение составляют его появление на кино и телеэкране... только в кино.

Джон: Да.

Можно ли назвать его нервной, странной личностью? Или же он поразил вас своей простотой?

Джон: Нет, знаете, он показался нам обычным парнем, таким же, как мы. И мы расспрашивали его о его кинокарьере, и о том, что он не любит появляться на телевиденье. Но ему такая жизнь по душе. Я думаю, что ему очень нравится так часто сниматься в фильмах. Мы бы не смогли жить такими затворниками, сразу бы заскучали. Нам быстро все надоедает. Но вы знаете, по его утверждению ему этого тоже немного не хватает. Просто он... он оказался классным. Таким, каким я его себе и представлял.

Ты сыграл на гитаре, верно?

Джон: Да, конечно, у него бас гитара была постоянно включенной рядом с телевизором, потому что он выключил звук, и мы поставили пластинку, что для нас не типично. Мы никогда не выключаем телевизор, чтобы по нему не показывали... но никогда его не смотрим. Просто телевизор работает без звука, а мы слушаем пластинки.

Вот уж не знаю, обсуждалась ли эта тема до меня, но мне кажется, что совместная работа Элвиса и Beatles могла бы стать самым продаваемым альбомом в истории.

Джон: Никому из нас никогда не нравились такие альбомы, на которых собирались либо два похожих исполнителя, либо... короче, я не знаю. Типо Синатра на пару с…, понимаете. Но мне это не нравится. Так или иначе, я бы возненавидел подобный совместный альбом.

Привет Ринго.

Ринго: Привет, как ты?

На этой недели ты учился плавать?

Ринго: Ты же знаешь, что я умею плавать... рекорд на дистанции 25 ярдов. Кстати, у меня имеется сертификат.

Здесь присутствует Малькольм Эванс (Malcolm Evans) (роуди Beatles и их близкий друг), и Малькольм наверняка запомнит прошлую ночь на всю жизнь, когда вы все познакомились с Элвисом.

Ринго: Да, мы ездили к Элвису домой.

Расскажи нам об этом.

Ринго: Это было... Когда мы только приехали, было немного смешно, потому что он остается Королем, старик. Вне зависимости от досужих мнений. И мы пожали друг другу руки... поприветствовали друг друга, а затем, типо пошли в бар, выпили и все такое. У него там собралось много друзей – а с нами был Малькольм, его самый большой фанат, и еще парочка наших гастрольных менеджеров. И мы просто начали со всеми общаться, и через полтора часа уже вели себя как закадычные друзья, понимаете.. все перезнакомились. Сидели, расхаживали по дому, играли.

Играли на гитаре, верно?

Ринго: Да, конечно, ребята сыграли на гитаре. Сам то я не играю. Я сыграл в пул с тремя из его друзей.

С каким счетом?

Ринго: Конечно, мы продули – наша команда.

Можно я прерву наше с тобой интервью для того, чтобы расспросить Малькольма, как ему Король?

Ринго: Да. Слово передается Малькольму Эвансу, гастрольному менеджеру Beatles за № 65. Погнали!!

Хорошо, а почему бы тебе самому не расспросить его? Спроси его, что он думает об Элвисе.

Ринго: О кей. Мал, это было целое событие для тебя, прошлой ночью. Поделись с нами своими впечатлениями.

Мэл Эванс: Это было наикрутейшее событие в моей жизни, Ричард. Я такой кайф словил.

Ринго: Обратил внимание? Он называет меня Ричардом.

Мэл Эванс: Я себе его именно таким и представлял. Знаете, он красавец... и вам спокойно и легко в его присутствии. Я девять лет являюсь его поклонником, и все это время я представлял его именно таким.

Ринго: Ребята, в нем два с половиной метра роста. Хорошо, пускай рассказывает ваш местный Ди-джей.

Хорошо. Если бы у тебя. Мал, было миллион долларов, какую вещь ты бы в первую очередь купил?

Мэл Эванс: В самом деле, не знаю. Потому что сейчас у меня есть все, что мне нужно – мои пластинки Элвиса и все альбомы the Beatles, так что...

Заметили последовательность? Пластинки Элвиса на первом месте, потом идут записи the Beatles.

Ринго: Ну, мы это знаем. Такой уж крутой этот парень, Малькольм, наш гастрольный менеджер. И он фанат Элвиса номер 1. Он получает фанзин 'Elvis Monthly', его записи и все такое прочее. Нас это не трогает. Знаете, это круто, потому что мы его тоже любим.

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый, 29.12.08


Назад