Welcome to Beatles Online!


Пресс-конференция с Beatles в Токио

Место действия: город Токио, Япония.
Дата: 30 июня 1966 г.

Что вы знаете о Японии, приезжая в эту страну?

Пол: Мы мало, что знаем о Японии, кроме того, что мы читали или смотрели в кино.

Джон: И мы ничему этому не верим.

Пол: Но, похоже, здесь не плохо, вы знаете.

Все знают о том, что у вас дикие и неистовые поклонники, и вместо того, чтобы по достоинству оценивать музыку, им вполне хватает лицезреть вас на сцене, и не важно слышат они вас, или нет. Как вы сами относитесь к своим фанатам?

Джон: Ну. Они покупают пластинки для того, чтобы слушать музыку. И когда мы приезжаем в их город, они идут посмотреть на нас!

Ринго: Все остальное не важно, понимаете.

Джон: Они покупают пластинки, чтобы слушать, понимаете. И когда они идут взглянуть на нас, они просто наблюдают за нами.

Что вы испытываете, выступая на сцене с такой солидной и амбициозной охраной?

Ринго: Мы в полной безопасности.

Пол: Все дело в том, гм – я считаю, что строгая охрана хороша как для нас, так и для нашей публики. Иногда, они слишком строги, но лучше всего, когда достаточная строгость просто способствует безопасности.

Почему вы решили менять когда-то построенную на ритме музыку, постепенно превращаясь в группу исполняющую баллады. Особенно если говорить о таких песнях как 'Michelle' или 'Yesterday'.

Джордж: Ну, мы всегда играли в этих двух музыкальных направлениях – бит музыка и баллады. И на самом деле, мы не менялись как в одну, так и в другую стороны. Мы до сих пор играем в двух направлениях.

Какие мотивы и побуждения заставили вас сделать себе такие прически? Если вы решите постричься, то на что будут похожи ваши новые прически? И мы слышали о том, что один из ваших музыкантов подстригся в Нью-Йорке.

Ринго: На самом деле это произошло в Вашингтоне, и кому-то что-то отрезали.

Кому же?

Мне!

(Репортер смеется)

И тогда я очень рассердился. Тем не менее, я сомневаюсь в том, что мы будем менять стиль наших причесок. Просто в следующий раз мы подстрижемся на лысо. И, гм, я не стригся с тех пор как пришел в группу. Все остальные подстриглись еще до меня.

Ну, хорошо, так что же вас на это толкнуло... изначально…..

Джордж: Все получилось спонтанно и необъяснимо. Понимаете, просто тогда у нас не было денег на парикмахера, и нам понравились длинные волосы, и в результате мы имеем вот такие прически.

У вас не было денег на стрижку?

Пол: Нет было.

Джордж: Ну, нет, конечно. Это было очень давно.

Пол: Мы до сих пор не можем себе этого позволить.

А ваши семьи общаются между собой?

Джон: О, да. Наши жены встречаются. Наши родители плохо ладят между собой. (Смеется) Ну, нет, я хочу сказать, что они не встречаются каждый день.

Пол: О, нет. Общаются.

Когда у вас возникают личные и общественные проблемы – проблемы с властями – вы улаживаете все проблемы взаимным обсуждением или начинаете ругаться?

Джон: Ух, мы редко ссоримся, друг с другом, понимаете. И мы обсуждаем все наши дела.

Теперь вы достаточно известны и богаты. Вы счастливы?

Да.

И какова ваша следующая цель?

Мир.

(репортер смеется)

Пол и Джон: Мир.

Пол: Запретите бомбу.

Джон: Запретите бомбу, точняк.

Как вы считаете, чем японские фанаты отличаются от английских, или от любых других подростков?

Пол: Я считаю, что фанаты отличаются только тем, что они разговаривают на разных языках. Вот и все. Это единственное отличие. И японские поклонники меньше ростом.

Некоторые японцы утверждают, что ваши концерты приведут к беспорядкам в Будокане, городе в котором чтят традиции традиционных японских боевых искусств, и что вы подаете плохой пример для японской молодежи отвлекая их от традиционных японских жизненных ценностей. Что вы обо всем этом думаете?

Все дело в том, что если какой-нибудь японский артист – если танцевальная японская группа приедет в Британию, то в Англии никто не станет пытаться сказать, что они подрывают традиционные законы, понимаете, или что они пытаются что-то испортить. Мы всего-навсего приезжаем сюда и поем, потому что нас об этом попросили.

Джон: Лучше смотреть, как кто-то поет, чем бороться, так ведь.

Пол: Да. Мы не пытаемся чинить беспорядки. Ух, так или иначе, мы придерживаемся своих традиций.

Как вы думаете, почему вы популярны не только на Западе, но также в такой азиатской стране как Япония?

Джон: Можно ответить точно также, как мы ответили на вопрос о наших поклонниках. Наши фанаты интернациональны. Единственная разница - язык. Вот почему, так сказать, все нации любят нас.

Ринго: А еще и потому что на Востоке стараются придерживаться западной моды в одежде, тоже самое можно сказать и о музыке, понимаете. Процесс идет... Так что достаточно скоро мы все будем одинаковыми.

Привезли ли вы с собой Медали Британской Империи?

Джон: Да.

В каких случаях вы одеваете медали?

Мы их не носим.

Ринго: Мы еще их ни разу не надевали.

А какие еще музыканты, получившие эту медаль?

Джон: Есть такие музыканты.

Пол: Гм, Питер Селлерс.

Джордж: Да. Не очень-то много музыкантов, но люди разных сословий получают ее.

Знакомы ли вы с музыкантами, удостоившимися такой чести?

Джон: Нет.

Ринго: Только не с музыкантами.

Пол: Есть такие музыканты, но они – обычные, классические музыканты. Да, обычные люди.

Когда вы получили медаль – обычно, если человек носит медаль, у него имеется дубликат, который он одевает в повседневной жизни.

Есть маленькая бутоньерка.

И как вы называете ее?

Не знаю. Бутоньерка! (смеется)

Джон: Что-то типа ленты, правда.

Джордж: Миниатюра.

Пол: Миниатюра, точно. Но мы не получили их.

Джон: Нам не выдали. Нет.

Джордж: (говорит шутливым тоном) Придется тебе их купить.

Пол: У нас нет на это денег.

Те медали, которые вы нам показали, были настоящими. Так почему же вы их не носите?

Так или иначе, те люди, которые носят свои медали, просто щеголяют своими наградами. Так что если у тебя есть награды, то не за чем их выпячивать.

Брайан, у нас есть вопрос и для вас. Научили ли вы этих парней каким-то принципам, которым они должны придерживаться как в музыке, так и на сцене?

Брайан: Ух, я не тренировал их быть талантливыми, потому что они итак талантливы. Они выполняют свою работу артистов, а я выполняю свою работу менеджера, я надеюсь. Если и есть какие-то влияния, то я думаю, что эти влияния взаимны – вероятно, они повлияли на меня, и возможно, в какой-то степени, возможно и я повлиял на них.

Джон: Мы повлияли на него, а он на нас в равной степени.

Думаю, что вам прекрасно известно о том, что вчера и позавчера здесь разразился тайфун, и из-за этого ваш авиарейс задержался на 10 часов – а потом на 12,13 часов. И в Токио выпало больше всего атмосферных осадков за последние 10 лет. Ваш приезд в Японию бы разрекламирован в японской прессе как Тайфун Beatles. Как вы считаете, есть ли здесь какая-то взаимосвязь?

Наверное, это пресса, а не мы поднимает такой сильный ветер. (Смеется)

Старый англичанин сказал, что есть две вещи, которые ему не нравятся в современной Англии – фирма Rolls Royce выпускающая новые модели, и Beatles получающие медаль. Что вы можете сказать по этому поводу.

Пол: Да. Конечно, нам не нравятся английские старики. (Смеется)

Джон: Мы пытаемся изменить этот английский имидж.

Джордж: Но мы спокойно относимся к старым людям, поэтому они и не отвечают нам взаимностью. (Смеется)

Пол: Мы говорим только о тех людях, которые утверждают это. Мы имеем в виду только тех, кому мы не нравимся.

Насколько вас волнует сегодняшняя война во Вьетнаме?

Джон: Да, мы ежедневно помним о ней, и мы против этой войны и считаем, что это ошибка. Вот насколько мы заинтересованы в ней. Это все на что мы в этом вопросе способны... сказать, что нам не нравится эта война.

Как вам удается сочетать деловую и музыкальную сторону вашей жизни?

Пол: Все дело в том – как уже до этого сказал Брайан. На самом деле, нас не касается деловая сторона вопроса. Мы делаем только одно – записываем пластинки. И потом, а если люди хотят покупать кукол, комиксы и остальные вещи с нашей символикой, тогда понятно, что мы не будем говорить, 'Мы также не хотим зарабатывать деньги'. Но всеми этими вопросами занимается Брайан, а мы делаем свое дело. Но нас больше волнует сама музыка, больше, чем все остальное.

Раз уж вы все сидите безвылазно в номерах своих отелей, когда вы не играете на сцене, тогда привлекательны ли для вас гастроли, помимо получения прибылей?

Да.

Джон: Мы также получаем от этого удовольствие. Иногда в этом есть свой кайф, а иногда нет, как и в любой другой работе.

Джордж: И, тем не менее, когда мы едем на гастроли, основной мотивацией для нас является то, что все эти люди могут видеть наши выступления. Так что, на самом деле это не важно, если мы плохо проводим время, потому что, так или иначе, мы стараемся для других людей.

Джон: Мы здесь не на каникулах. Мы не стремимся осматривать очередные красоты или как-то веселится. И если на гастролях у нас также бывают какие-то радостные моменты, это замечательно, понимаете. Но это также наша работа.

Как высоко вы сами оцениваете свою музыку?

Мы не даем никаких оценок. Мы не делаем никаких сравнений или классификаций как это делают все остальные.

Пол: Мы не очень хорошие музыканты, понимаете. И мы никогда не претендуем на звание очень хороших музыкантов. Мы компетентные, но не очень хорошие.

В чем же секрет вашей огромной популярности... Люди восхищаются вашим талантом, или же...

Ну, я не знаю. Может быть, они восхищаются компетентной музыкой. (Смеется)

Джон: (хихикает и обращается к остальным) Его всего трясет.

Вы – развлекательный акт для миллионов – считаете ли вы самих себя развлечением?

Нет.

Пол: Нам всем нравятся чернокожие американские группы. Эти команды нравятся нам больше всего. Я думаю, что это наш любимый способ развлечения.

А вы заплатили бы 2-3 фунта за билет, чтобы посмотреть на таких же музыкантов как вы играющих похожую музыку?

Да, если бы они нам нравились. Конечно. Я заплатил 17 и 6 пенсов, чтобы увидеть Билла Хейли. Тогда мне было 12 лет. Я был в шоке.

Но как вы считаете, откуда такой потрясающий отклик на вашу музыку? Вы бесподобно умеете, что называется «зажигать»?

Джон: Нет никаких особых причин для посещения нашего концерта. Людей постоянно спрашивают, почему они приходят посмотреть на нас. Они приходят на наши концерты, потому что мы им нравимся. Вот и все. И больше ничего, понимаете. И им не надо «выпускать пар» на наших выступлениях – они могу «разрядится» где угодно.

Пол: Это такой футбольный матч для девчонок, понимаете.

Вы не считаете, что в зрительском отклике есть что-то такое неистовое и истеричное, и это для вас хорошо? Вас устраивает такое скорее экстравагантное поведение людей?

На самом деле, как правило, это здоровая реакция. Понимаете, она может быть истеричной. Но этот отклик не более истеричен, чем отклик публики на футбольном матче. Он не более истеричен. На самом деле, никто не пытается поранить друг друга. Ведь понятно, что когда вместе собирается такое большое количество народу, чем бы они при этом не занимались, всегда существует риск этого. Но мы уже говорили до этого об охране. Всегда хорошо, когда ты способен контролировать ситуацию. И не так уж часто что-то выходит из-под контроля. На самом деле, я считаю, что во всем мире на футбольных матчах творится гораздо больше бесчинств, чем это бывает на наших концертах.

Джон: А также меньше насилия.

Были бы вы разочарованы, если бы на самом деле не получали такого отклика толпы?

Пол: Нет, понимаешь. Мы просто... Если бы мы не получали такой отклик, или если бы мы не жили такой жизнью, так сказать... На самом деле, не стоит нас спрашивать, что мы бы делали, если бы не имели всего этого, потому что в этом случае мы занимались бы чем-то другим и привыкли бы к этому. И во всем этом нет ничего замечательного. Никакого большого послания, ничего такого, понимаете. Мы всего-навсего поднимаемся на сцену и поем, и так уж получается, что людям это нравится, также как и нам. И не более того, понимаете.

Вы уже давно очень успешная группа. Как вы думаете, сколько еще вы будете популярны?

А как вы сами считаете?

Джордж: Мы вообще ни о чем не думаем. Мы редко задумываемся. Понимаете... мы просто делаем свое дело. И если получится так, что мы потеряем свою аудиторию, тогда мы начнем задумываться. Но сейчас мы не думаем.

Пол: (голосом комика) Живи сегодняшним днем, старик.

Чем вы будете заниматься, когда состаритесь?

Джон: Мы не хотим состариться.

Ринго: А чем ВЫ будете заниматься?

Джон: Если он не считает нас взрослыми людьми, тогда, так сказать, это его личное мнение. Но мы взрослые люди, и если это он так пошутил, тогда мы посмеемся. Мы такие же взрослые, как и он, и, наверное, даже больше.

Пол: Это была шутка?

(делаем паузу) …. более или менее.

Гм.

Джон: Ну, ты выглядишь достаточно взрослым, чтобы не задавать подобных вопросов.

Пол: Понимаешь - Гм.

Планируете ли вы еще чем-то заниматься, помимо концерта в Токио, за пределами этого отеля?

Мы ничего не планируем, но нам хотелось бы посмотреть Токио, понимаете. Если у нас будет такая возможность.

Есть ли в Японии какая-то достопримечательность, о которой вы читали, и на которую хотели бы посмотреть?

Джон: Да.

Пол: Гм. Таких достопримечательностей много.

Джон: Радио, понимаете. Я не знаю, просто мы ведем себя как самые обычные туристы, если у нас вообще бывает такая возможность.

Чем же вы будете заниматься на старости лет? Что вы на это ответили? Я не расслышал.

Пол: Мы ответили, что сначала нам надо состариться.

Джордж: И это только его мнение. Он мучается от комплекса превосходства.

Перевод - Дмитрий Doomwatcher Бравый, 19.06.05


Назад