Welcome to Beatles Online!


Рассказ о "Битлз": Please Please Me

Открылась дверь, и в тесную студию завалились четверо. Шумно они начали рассаживаться.

- Я буду сидеть тут!- крикнул Ринго и залез за барабанную установку.
- Кто тебе это сказал? - набросился Пол.
- Ну я же барабанщик! - возмутился Ринго и кинул в Пола барабанной палочкой.
- Эй! Не ссорьтесь, горячие Ливерпульские парни! - акцент Джона подозрительно походил на акцент той девушки, которую они встретили в Гамбурге на танцах и звали которую Эльза.
Пол и Ринго притихли и щурясь поглядели на Джона.
- Ладно-ладно! Я с ней только поздоровался! Она стояла такая в сторонке, платочек в руках теребя, - ответствовал Джон. - Я тут же вспомнил статистику, что, мол, 9 девчонок на 10 ребят...и все такое...
- А давайте первую песню посвятим ей! - подал голос скромный парень Джордж.
- Про ЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ ТАМ? - хором спросили Пол, Джон и Ринго.
- Агась!
- Молодца! - похвалил друга Джон и взял в руки гитару.
Пол подошел к микрофону и сказал:
- 1-2-3-4.....

I SAW HER STANDING THERE.
Джон Леннон и Пол Маккартни

Один, два, три, четыре! Хорошо, ей было только семнадцать, и Вы знаете то, что я подразумеваю. И путь, которым она смотрела, был путь вне, сравниваются. Так, как мог, я танцую с другим, о, Когда я видел ее положение там. Хорошо, она смотрела на меня, и я я мог видеть, что прежде, чем слишком долго я влюблюсь в нее. Она не танцевала бы с другим, wo, Когда я видел ее положение там. Хорошо, мое сердце пошло бум, когда я пересек ту комнату(место), И я проводил(держал) ее руку в моем. О мы танцевали через ночь, и мы проводили(держали) друг друга напряженные. И прежде, чем слишком долго я влюбился в нее. Теперь я никогда не буду танцевать с другим, о, Так как я видел ее положение там.

MISERY.

- Уффф! - выдохнул Ринго. - Зажигательно вышло!
- Да уж! - сказал Пол. - Эй! Пультмэн! Ты хоть на кнопку "запись" успел нажать в горячке-то?
Человек, к которому обратился Пол, заулыбался в своей застекольной каморке, показал поднятый вверх палец и усиленно закивал головой.
- Как бы он там себе шею не сломал! - сочувственно покачал головой Джон. - А то будет так усиленно кивать после каждой песни…
Все заулыбались, потому что фраза Джона показалась им смешной. Больше всех хохотал Ринго. Как выяснилось позже (когда Ринго давал интервью одной газете в 80-х), он смеялся над тем, что таракан, которого он заметил еще до записи песни внутри барабана, вылез и сидел теперь на прозрачной поверхности ударного инструмента и качался из стороны в сторону, издавая звуки, похожие на одну песню Клиффа Ричарда.
-И что будем записывать дальше? - наступившую после дружного смеха четверых здоровых парней тишину нарушил голос Джорджа.
Все преглянулись.
- Я предлагаю в качестве лирического момента спеть MISERY. - сказал вдруг погрустневший Джон.
- А что так? - заволновались друзья Джона, хватая в руки инструменты.
- Дак я все про ту девушку из Гамбурга…- произнес Джон, подходя к микрофону.
- А-а-а-а-а-а-а….- протяжное "А" медленно, но верно трансформировалось во фразу:
- The world is treating me bad, misery…..

Брайан Эпштайн опаздывал на запись на целых 20 минут. Джуди Локхарт-Смит стала серьёзным испытанием для его мужского достоинства (такси, рестораны, кино, романтика обязательно в пригороде - и всё это каждый вечер) и его, признаться, слегка покачивало. Он долго гнал таксомотор, водитель которого упорно предлагал ему купить "фуфырик виски для опохмелу" по сходной цене прямо из богажника и ехал поэтому не спеша, наслаждаясь страданиями клиента. Клиент страдал, но не сдавался. Торговались полчаса у самого порога студии на Эбби-Роуд (торговаться Брайан любил и умел с детства). В конце концов Брайан, расплатившийся трёхфунтовой купюрой, ввалился в будку звукооператора с початой бутылкой "Бритиш самогон", когда Битлз думали о том, какой будет вторая песня. Пары алкоголя и грязная ругань выгнали оттуда Джорджа Мартина, -он обиделся и сел за рояль. "Горе луковое" - подумал Джон, глядя на страдания своего менеджера. "Мистер Мартин, Лунная соната подождёт, - подыграйте нам. Брайан - БОЛЬШАЯ КРАСНАЯ КНОПКА, ПЛИЗЗЗЗЗЗ!!!". И сыграли они "Misery".

ГОРЕ
Мир обламывает меня…..вот беда!

Я такой пацан, что не привык лить слезы.
Мир обламывает меня…..вот беда!
Теперь я точно ее потерял, больше мне ее не видеть.
Тоскливо, блин….вот беда!

Я буду помнить все, что мы сделали
Неужели она не поняла, что была для меня одной-единственной

Верните ее мне, ведь каждый видит,
Что без нее мне будет плохо.

Я буду помнить все, что мы сделали
Неужели она не поняла, что была для меня одной-единственной!

Ладно, хватит киснуть! - крикнул на Джона Ринго - Давайте что-нибудь из калссики!
- Согласен! - поддержал друга Джордж.
Пол сыграл пару нот на басу.
- Артур Александер? - спросил Джон - Старый добрый малый!
- Тот самый! - ответили все хором.
- Да, красиво и со вкусом. Можно попробовать! - сказал Джон, взяв медиатор.
Он подмигнул звукорежжисеру, подвинулся к микрофону и сказал: "Эх Анна-Анна. Ринго считай..."

ANNA.

Отгремел последний аккорд. Пол и Джон, не сговариваясь, потянулись к бутылке с минералкой. Бутылка, не сговариваясь, потянулась к Джону. Полу осталось только курить бамбук. Едва Джон успел отхлебнуть, как открылась дверь, и в комнату вошел Дик Джеймс.
- Привет! - весело сказал он. - Как дела?
- Как дела - как дела…- улыбнулся Джон. - Пока не родила.
- А когда планируете? - веселость, с которой Дик говорил, настораживала.
- Ну…в начале апреля…
- Понятно… - Дик стоял, прислонившись к дверному косяку. - Как пишется?
- Это вы у Джорджа Мартина спросите! - сказал Джордж, настраивая гитару. - А мы только поем.
- Шутка своевременная! - ответил Дик. - Я тут песню вам принес. Написал ее некто Артур Александр.
- А как его фамилия? - спросил Джон, улыбаясь чему-то своему.
- Александр…
После часовой репетиции, БИТЛЗ решили записать эту песню. Взяли первый аккорд. Все заиграли. И только Ринго пытался попасть по таракану, бегающему по установке, делая вид, что играет свою партию. Так родилась знаменитая Старровская манера игры в четыре четверти, которую он в полной мере использовал в песне TICKET TO RIDE. Пол запел: "Anna, you come and ask me, girl…"

АННА (СТУПАЙ С НИМ)

Анна-детка, ты пришла и попросила меня
Оставить тебя в покое
Ты сказала, что он любит тебя больше, чем я.
Короче, я отпускаю тебя.
Ступай с ним, ступай.

Анна-детка, перед тем, как ты уйдешь…
Я хочу, чтобы ты знала,
Я все еще очень люблю тебя.
Но если он любит сильнее,
Ступай с ним.

Всю свою жизнь я искал девушку, которая любила бы меня так же, как я люблю тебя
Но каждая из них
Разбивала мое сердце и оставляла меня печальным.
Так что же мне делать?

Анна. И еще…
Верни мне то кольцо, что я подарил тебе.
А теперь можешь уходить.
Уходить с ним.

Ты можешь уйти с ним, детка…

CHAINS.

Смолкла последняя строчка песни. Четыре пары глаз уставились на стоящего в дверях Дика Джеймса, радостно и влюблено глядящего на играющих битлов.
- Что? - удивленно спросил Дик, оглядывая свой костюм в поисках расстегнутой ширинки. Его поиски не увенчались успехом.
- Ты слышал последнюю строчку? - спросил Ринго.
- "Ты можешь уйти с ним, детка…" - неуверенно и фальшиво пропел Джеймс.
- И что же ты стоишь?
- Ринго-Ринго! Все подумали, а ты сказал! - неуверенно и фальшиво возмутились Джон, Пол и Джордж.
Хорошо, что Дик Джеймс понимал юмор! А то обиделся бы непременно! Раскатистый смех Джеймса потряс студию. Особенно оно потряс Джорджа Мартина и Брайана Эпштайна. Просто в этот момент Мартин настраивал чувствительность микрофонов в наушниках и включил фон на максимум.
Через полчаса, когда слух вернулся к звукорежиссеру и продюсеру, Мартин по громкой связи сказал:
- Ребята! Не отвлекаемся! Нам нужно успеть к 7 марта! Поем дальше! Не забыли, что за песня?
- Нет! - дружно гакнули БИТЛЗ.
- Поем! - дружно гакнули Мартин и Эпштайн.
- Я пойду! - дружно гакнул Дик Джеймс.
- Иди! - еще более дружно гакнули БИТЛЗ, Мартин и Эпштайн.
Джеймс еще успел подумать "какие же они дружные ребята!", перед тем, как Эпштайн крикнул ему: "Договорись с телевидением!". Но комната уже наполнилась тремя голосами, голосящими:
- Chains, my baby's got me locked up in chains…

BOYS.

Когда смолкла музыка, Джон, Пол и Джордж как-то замялись… Это заметил Ринго. Потому что он был единственным, кто не замялся.
- Чего случилось? - спросил он.
- Ам-м-м-м… - сказал Пол.
- Это я уже знаю! - ответил хитрый Ринго. - А дальше?
- Видишь ли, Ричард. - Джон подошел к Ринго и приобнял его за плечи. - У нас был ударник…До тебя…Так вот он иногда пел. Да…пел…
- То есть вы хотите, чтобы я спел!? - радостно воскликнул барабанщик.
- Агась! - радостно воскликнул ритм-гитарист. - Вот и песня.
Через полчаса мытарств и попыток проникнуть в скрытый от некоторых смысл песни BOYS, Ринго, удовлетворенно крякнув, одобрил идею - спеть!
Трое остальных битлов с трудом скрыли выдох облегчения.
Джордж даже перекрестился. Заметно было, что крестится он с каким-то индуистским акцентом. Но тогда на это никто не обратил внимание.
Ринго елозил на стуле за установкой…
- Ребята! Ну давайте споем уже! - то и дело говорил он, пока его друзья настраивали инструменты на особый лад, подходящий к отдельно взятой мелодии.
- Итак! - голос Эпштайна, радостно возбужденный, возник из-за стекла. - Готовы? Поехали!
Набрав в легкие воздуха, Ринго выдал первую фразу:
- I been told when a boy kiss a girl……

ASK ME WHY.

- Ребята - растроенно сказал Ринго - Ваши подпевки производят большее впечатление, чем мой дурацкий лид-вокал!
Все посмотрели на друга. Пол не скрывая улыбки сказал:
- Пару репетиций и ты, Ричард Старки, станешь не только лучшим барабанщиком, но и лучшим голосом старой доброй Англии!
- Надо всего лишь есть яйца в смятку по утрам - добавил Джордж.
А кто сказал, что мы хотим быть лучшими только в Англии? - с недоумением спросил Джон. - Скоро веь мир будет знать нас в лицо и даже дедушку Пола.
- Спроси меня почему - крикнул Эпштайн.
- Почему? - спросил Джон
- Эх, Леннон. Тебе, что ли во вчерашней драке последние мозги выбили?
- Ах, ну да - воскликнул Джон - Эта же та песня после которой в Гамбурге одна девушка подошла ко мне и сказала, что любит меня... Ну да ладно!"
One, two, three, four...

PLEASE PLEASE ME.

Во время короткого перерыва после записанной очередной песни, в комнату к битлам ворвался Джордж Мартин.
- Парни! - он глянул на Ринго. - И Ринго (все засмеялись шутке Мартина)! Есть отличная идея!
- Нееее! - протянул Джон. - Сегодня я пить не буду!
- Я тоже! - согласно закивали остальные.
- Да я не об этом! Помните вашу песню PLEASE PLEASE ME? - чувствовалось, что Мартин очень возбужден.
- А кто ж ее не помнит! - сказал Пол. - Мы даже помним, что произошло перед тем, как Джон ее сочинил…
Джон с легонца покраснел….
- Хе-хе-хе. - подал голос Ринго.
- Ну так вот. - Мартин прокашлялся. - Почему бы нам не использовать в начале губную гармонь?
- Вот это идейка! - восхитился Джон, доставая из заднего кармана прямоугольничек из металлопластика. - Кто играть будет?
- Ты достал его оттуда - ты и играй! - плюнул Пол на пол.
- Ну и сыграю! И все будут восхищаться! - гордо ответствовал Джон.
- Все будут восхищаться тем, что предшествовало этой песне! - добавил Джордж.
Мартин вышел и зашел в свою пультовую к Эпштайну.
- Эх! Джон! Заряжай свою гармонь-тальяночку! - крикнул Пол.
- Last night I said these words to my girl……

LOVE ME DO.

Вытирая рот от игры на губной гармони, Джон удовлетворенно сказал:
- Хорошо получилось!
- Еще бы! - раздался голос Мартина.
- Еще бы! - вторил ему голос Джорджа.
- Еще бы? - спросил Эпштайн из-за стекла.
- Сейчас будем играть песню LOVE ME DO. - сказал Мартин.
Ринго почесал палочкой в ухе:
- А про что она? Название уж больно мудреное…
Пол и Джон возмутились:
- А разве не понятно? Я понимаю, когда русские маются в переводе! Но ты же типа нэйтивсикер! Стыдно, Ринго!
Ринго сделал вид, что он пристыжен.
- Тогда играйте ее без меня! - обиженно сказал он.
Ринго вылез из-за установки.
- Ринго! Но ты же уже играл ее! - воскликнул Пол.
- Ринго! Давай ты хотя бы по бубну стукать будешь… - примирительно сказал Джон.
- Я не дотянусь! Ты выше меня! - ответил Ринго, открывая дверь, потому что в нее постучали.
В открытую дверь зашел парень.
- Ты кто? - спросил Джордж.
- Вобще-то я принес вам еду, которую вы заказали!
Все посмотрели на Эпштайна, сидящего за стеклом. Тот виновато развел руками: мол, проголодался…
- Ты на барабанах хорошо играешь? - спросил Мартин из-за стекла.
Парень замялся…
-Ну…как вам сказать…зовут иногда…побить установку…
- А звать как?
- По имени! - улыбнулся парень
"Парень с юмором" - подумал Пол. "Парень без юмора" - подумал Джон.
- Будет больше шансов, если звать по имени Энди Уайт.
- Ну садись! - сказал Ринго ему, а сам взял бубен.
Уайт сел, поглядел партитуру, увидел, что она вверх ногами, исправил.
- Поехали? - сказал Джон.
- Давай! - стройный хор ответом был.
- Love, love me do, you know I love you, I'll always be true (вступает бубен Ринго)

P.S. I LOVE YOU.

Энди Уайт вылез из-за установки. Обед, который он принес Брайану, остыл безбожно. Но Эпштайн не унывал и грыз карандаш Мартина.
Барабанщик вылез и поблагодарил Ринго за предоставленную возможность погонять палочками. За что получил шутливый удар бубном по бубену. Оба бубна с готовностью отозвались звуками. Уайт ушел, напоследок накормив Эпштайна и Мартина холодной овсянкой с курицей.
- Веселый парень! - отозвался Джон.
Остальные сочувственно промолчали.
- Ну-с…Что следующее будем петь? - высказал всеобщую надежду Джордж.
За стеклом в пультовой сытая и довольная физиономия Мартина (в своей сытости и довольности удивительно похожая на физиономию Эпштайна) сказала:
- P.S. I LOVE YOU!
- Хорошая песня! - улыбнулся Пол.
Остальные тоже улыбнулись удачной шутке Пола.
- Ну что? Отдадим дань эпистолярному жанру? - Ринго всегда умел испортить атмосферу дружеского веселья умными словами.
- А это зависит, насколько ты проникся эпистимиологией Эммануила Канта… - а Джон любил поддерживать Ринго в этом.
- Ну в свете последних экзистенциальных веяний я бы не стал так огульно изъясняться. - а Джордж просто где-то об этом читал.
А Пол взял гитару и запел:
- As I write this letter, send my love to you… (он был ба-а-альшим оригиналом)

BABY IT'S YOU.

Вечер незаметно наступил на горло предыдущей песни. В студии горел свет. Кто ведь чем занимается вечерами. Эти шестеро людей предпочитают проводить вечера вместе. Четверо играют на гитарах, барабанах, чужих нервах… Двое сидят в пультовой за стеклом и делают так, чтобы спетое и сыгранное приобрело более слушабельный вид.
Один из них - Джордж Мартин. Звукорежиссер от Бога.
Музыканты отдыхали и о чем-то оживленно болтали. Мартин отмотал запись назад.
Вот они…
Это Пол. Этакий образчик одумавшегося интеллигента. Мягкий обволакивающий вокал. Он далеко пойдет! Мелодичен. Вечно удивленное выражение лица. Гитара, смотрящая налево. Он определенно привлекает к себе внимание на сцене. Ага…
А это Джон. Бесспорный мотор в группе. Энергия бьет через край. Юморист. Скорее даже сатирик. Вокал - жесткий бархат. Наверняка - лучший в группе. Немного по-мальчишески поет.
А вот Джордж. Есть в нем что-то философское. Едва уловимое… Мечтателен и скромен. Лучший гитарист в группе. Его пассажи радуют слух своей продуманностью и легкостью. Вокал немного напоминает Джона. Правда чуть слабее.
Ну вот и песня BOYS. Что можно сказать про лид-вокалиста этой песни. Кроме того, что его зовут Ринго, он еще и барабанщик. Хороший барабанщик. Его манера игры наверняка станет другой. Отшлифуется (хотя нет! Отшлифованная модель превращается в штамп. Ринго не снизойдет до штампов). Балагур. Посмотрите на его лицо, когда он играет на концертах! Тур Хелен Шапиро показал его незаурядность, как человека, который, не сказав ни слова, может излучать веселость и непосредственность.
Мартин обернулся. На диване в глубине каморки сидел Брайан Эпштайн. Как он разглядел в четырех парнях из рабочих районов Ливерпуля музыкальных новаторов?! Пока их новаторство весьма условно, но уже чувствуется поступь феномена. А Брайан смог разглядеть в них незаурядность. Вот он сидит и о чем-то думает. В планах 7 марта выпустить альбом. Потом турне в поддержку. Есть, о чем думать…
Музыканты притихли. Видимо, настраивают инструменты.
- Парни! - крикнул Мартин. - Готовы?
- Нет! - послышался насмешливый голос Ринго.
(Ну, что я вам говорил - балагур)
- Поехали!
- Sha la la la la la la……….. - был ему ответ трех голосов.

DO YOU WANT TO KNOW A SECRET?

Однажды в студию, где записывались БИТЛЗ, зашел мальчик. Так вот запросто зашел. Дверь ему открыл Ринго, потому что ему было удобнее всех вылезать из-за установки (другие пока сообразят, что в дверь стучат, пока гитару положат на место). Так вот. Открывет, значит, Ринго дверь, а там мальчик.
- Кого тебе мальчик? - спросил добрый дядя Ринго.
- Королеву Елизавету! - ответил добрый мальчик Не-Знаю-Как-Зовут.
- А ее нету тут сейчас! - сказал находчивый дядя Ринго. - Она пошла в булочную за булочками.
- Как жаль… - отозвался находчивый мальчик Не-Знаю-Как-Зовут. - А можно я подожду ее тута?
- А не лучше ли будет, если ты сходишь в чайную за чаем, пока Королева ходит в булочную за булочками? - вступил в беседу Джон.
Мальчик улыбнулся.
- Я лучше схожу в рюмочную за рюмочками, а потом в булочную за Королевой! Вдруг там очередь, и она еще не купила булочек. - сказал он.
- Какой умный мальчик! - погладил Ринго мальчика по голове.
- Какой умный дядя! - эхом отозвался мальчик.
Возникла пауза. Мальчик не уходил. Джон, Пол и Джордж смотрели на двоих у двери
- Ты хотел что-то еще? - заботливо спросил Пол.
Мальчик начал переминаться с ноги на ногу (причем, нога, на которую он переминался, была ногой Ринго).
- Еще я хотел бы попасть в туалет… - многозначительно сказал мальчик.
- Ах, это! - выдохнули четверо.
Ринго показал мальчику на дверь в пультовой за стеклом. Юное создание МиГ'ом рвануло к заветной дверце. Мартин и Эпштайн были слишком заняты, чтобы заметить, как мальчик ловко стянул с микшерского пульта какую-то кассету. Сделав свое желто-оранжевое дело, гость поблагодарил музыкантов за светскую беседу и вышел в открытую дверь. Так к Джону Баррету попала первая запись студийных вариантов песен THE BEATLES.
- Кстати о детях, - сказал Джордж, когда за мальчиком закрылась дверь. - Наша следующая песня была навеяна мультом Диснея…
- Действительно! - воскликнул Пол. - Символично…
Джордж подошел к микрофону:
- Listen, do you want to know a secret?….

A TASTE OF HONEY.

Когда отзвучал последний аккорд и музыканты сели на перекур, из пультовой послышался голос Мартина:
- Парни! Зайдите-ка сюда!
Музыканты, нехотя, вылезли из своих уютных гнезд и направились в каморку за стеклом.
- Ну… - сказал Джон, выразив мысли всех четверых.
- Баранки гну! - улыбнулся Мартин. - Послушайте, как я обработал вокал Джорджа и Пола для DO YOU WANT TO KNOW A SECRET.
Мартин включил магнитофон.
- Это что еще за звуки? - удивленно спросил Ринго.
- Это, ребята, называется эффект двойной дорожки! - гордо ответствовал Мартин. - Ну, как?
- По-моему здорово! - воскликнул Джон.
- Я согласен с Арамисом! - Пол вспомнил одну книжку и решил показаться начитанным.
Так они и решили записать следующую песню с таким же эффектом.

Брайан очень любил мед. Он ел его даже с колбасой. Вот намажет кусок докторской колбасы и кушает так, что за ушами хрустит.
Вот и однажды он услышал песню A TASTE OF HONEY Рика Марлоу и Бобби Скотта и пришел в восторг, а потом пришел в студию с разрешением на исполнение этой песни.
Уговаривал он музыкантов не долго. Ведь песня-то хорошая. Только, когда Брайан ушел за стекло к Мартину, Джон повернулся к троим друзьям и сказал:
- Хорошо, что он не поклонник жаренных бычьих яиц в собственном соку…
А Джордж и Пол затянули:
- A taste of honey, tasting much sweeter than wine…...

THERE'S A PLACE.

Тут пришло время для песни, воспевающей туалет. Почему туалет? Ну, во-первых, так ее охарактеризовал Тони Барроу (пресс-атташе группы и по совместительству критик газеты ЛИВЕРПУЛЬ ЭХО). Да и почитайте текст этой песни!
- Вот, парни, сейчас поем эту песню, - сказал Джордж Мартин из-за стекла.
- Она такая серьезная… - боязливо прошептал Ринго.
Мартин ухмыльнулся:
- Ха! А это чтобы вам жизнь малиной не казалась! Вам еще так мало лет! А в жизни столько всего есть!
- И пить… - подал голос Пол.
- Эх…Парни, парни… - Мартин был старше Джона на 14 лет. А Джон был старше всех остальных битлов.
- Зато у нас есть молодой задор! - воскликнул Джордж Харрисон.
- Но это не значит, что у меня старческий маразм! - ответил Мартин, улыбаясь.
- Конечно, нет! - хором крикнули битлы.
- Тогда уж порадуйте меня! Это - первая ваша песня, в которой есть кое-какая мудрость. Уж поверьте мне!
- Да-да! - это уже Брайан решил вставить пару слов этот великосветский диалог музыкантов с режиссером.
- А, может, мы ее просто отдельным синглом выпустим? - предложил Ринго.
- Нет, ребята! Просто так будет лучше.
Тут Джон выкинул свой последний козырь:
- Тогда финальной песней на этом диске будет TWIST AND SHOUT!
- Даже не вопрос! - воскликнул Мартин, потирая руки. Он знал, что эта песня особо любима Джоном. Во время тура Хелен Шапиро он специально оставлял эту песню на последок! Специально срывал голос! И буквально орал текст TWIST AND SHOUT, безбожно хрипя.
- Ну что! Готовы? - спросил Мартин.
- Да! - крикнули четверо его подопечных.
- ПОНЕСЛАСЬ!!!! - это был Брайан.
- There……there's a place….

TWIST AND SHOUT.

Так вот с шутками-прибаутками был записан самый первый студийный альбом группы, ставшей музыкальным символом двадцатого века. Четверо музыкантов из славного города Ливерпуль сделали первый гигантский шаг вверх по склону музыкального Олимпа. Они тогда были абсолютно уверены в том, что все у них получится. Получилось так, что их самоуверенность оказалась пророческой. Альбом вышел. И угодил на первые места хит-парадов, где благополучно провел свои лучшие 62 недели. Именно такое количество недель PLEASE PLEASE ME продержался на вершине.
- Вот и финальная песня! - сказал Эпштайн Мартину.
- Да… - протянул тот.
Четверо музыкантов настраивали инструменты. Джон хрипло говорил.
- Вот и моя любимая песня!
- Голос у тебя как? - сочувственно спросил Пол.
- Да все в норме! - было видно, что Джон просто горел желанием поскорее записать песню эту.
- 1-2-3-4....

Так (или почти так) был записан альбом.

© 2002, Бродячий Кот, n88, ssw2ssw, Koka.


Назад